March 10th, 2015

Школьные годы

Сходила тут в школу на родительское собрание. Ну в целом все не ужасно, хотя могло бы быть и лучше. По математике, науке, чтению as expected (или чуть лучше). По literacy – тоска. Посмотрела Филкины школьные тетради, как он пишет – обнять и плакать. И полбеды, что все буквы вразнобой, слова без пробелов. Но он и пишет вообще мимо. Из того, что удалось разобрать мне – надо подписать части тела пингвина. Вместо head – hit, вместо feet – tip, единственное правильное слово – bottom. За точное написание не ручаюсь, не очень запомнила, но идея – слова и близко не похожи на то, что надо писать. И даже учительница, наконец-то, признала, что английский идет у него куда медленнее, чем она ожидала. До кучи выяснилось, что у них отменили группу чистописания, поэтому и прогресс с почерком, который вроде как наметился, благополучно слился. И вот хоть бы кто сказал, что больше нет занятий, занимайтесь сами. Распечатали разлинованные бумажки, занимаемся теперь. И сразу наметился прогресс. Вот как Филка с младенчества легко поддавался на всякие воздействия извне, так и поддается. Еще б знать, в какую сторону пинать. Но в любом случае завтра буду наезжать на inclusion specialist какого фига они опять расслабились и ладно сами опять ничего не делают, так и нам не сообщают, что прекратили занятия. Сегодня как раз пришла рассылка от школы, просят родителей на сайте Офстед написать свое мнение о школе. Держу себя двумя руками, чтобы не пойти писать.

Записалась на конец месяца (давно еще записалась) на прием speech therapy, будут делать обследование, а потом занятия. Для себя никак не пойму, то ли нужен терапевт, то ли просто репетитор сидеть с ним английский разбирать, то ли вообще ничего не нужно и само рассосется. Филка хорошо читает, его уже через вторую группу переводят и видно, что читает уверенно и нравится ему. Но чуть копни – ни слова не может сказать о том, что прочитал. При этом если попросить на русский перевести – переводит. Но на английском в жизни на вопросы не ответит. И допинать его написать пару фраз, как их просят каждую неделю – это полная вешалка. И учительница то ж самое говорит. Как порешать примеры или эксперимент какой сделать – бегом бежит. А как писать – разве что из класса не убегает. Речь как была базовая, так и есть, со взрослыми разговаривает, одноклассников по-прежнему предпочитает ткнуть, вместо того, чтобы словами сказать. И, видимо, по-прежнему отключается, когда с ним говорят на английском. В общем, как всегда ничего не понятно. Школа не паникует, но им-то чего паниковать. А я сижу, не пойму за что хвататься и хвататься ли. Постоянно себе твержу, что в России от 5-летних детей никто даже особо не требует уметь писать, а уж тем более строить предложения в письменном виде. Читают-то далеко не все. С другой стороны, живем-то мы здесь.

Your look today

Рубрика Your look today возвращается. Мишик на днях выбрал себе в магазине рубашку, дома нашел походящий свитер и в таком виде пошел в садик. В сменку положила ему немаркую футболку, чтобы переодели, если надумает рисовать. После Филки мне удивительно, что этого ребенка можно (и нужно) брать с собой в магазин, чтобы он себе одежду подбирал. Надо будет ему еще шкаф для одежды переделать на вешалки, а то он перерывает все свое богатство, пока собирается на выход.

Говорят дети

Миша, как водится, с утра услышал будильник и пришел к нам в кровать.

– Мама, – говорит, – мне сон приснился.
– Страшный? – спрашиваю спросонья.
– Нет.
– А что было?
– Что мне окно разбил трансформер и потом залез в комнату.

Тут я решаю показать, что прекрасно разбираюсь в предмете, и уточняю: – А какой трансформер, Бамблби?

– Нет, – говорит.
– Оптимус Прайм? – на этом мои знаний закончились.
– Нет, говорит, и называет какого-то на Б, я не запомнила.

Мы с Димой со ржачем свалились с кровати и пошли в душ по очереди. Вот откуда что берется? Они с Филкой смотрели мультик (дурацкий) раза три с полгода назад. Бамблби и Оптимус в играх изредка встречаются, но что там есть и более глубинные уровни я даже и не догадывалась.