June 28th, 2014

Сходили за хлебушком -2

Как водится, ничего не предвещало, ехала я в четверг домой с работы, метро барахлило, нас высадили на Финчли Централ и я ждала следующего поезда, как позвонил Дима, наша няня-Аня засадила себе в руку огроменную занозу и он везет ее в травмпункт по соседству. Ну заноза и заноза, ну большая, бывает. Метро реанимировалось, доехала я до дома, как раз в это время вернулся Дима, который по дороге в травмпункт еще забрал Мишу из садика. Выгрузились, я взяла яблоко, банан и поехала в травмпункт к Ане. Там оказалось, что рентген у них уже закрыт и нас отправили в другой травмпункт в 20 минутах езды, который работает до 9 вечера. Там зарегистрировались, подождали минут 45, нас принял медбрат, который сказал, что хоть заноза с виду и кажется ерундой, надо ехать в больницу в их приемное отделение, потому что сидит глубоко, удалять надо хирургу. Барнетовская больница мне уже как родная, поехали. Приехали, зарегистрировались, сидим ждем. Первичный прием у них быстрый, меньше чем за час посмотрели, сказали да, проблема, надо ждать дальше. Я прихватила с собой журнальчик, когда темы исчерпались для разговоров, принялась за него. В итоге ждали-ждали-ждали, через три часа нас приняли, отправили на рентген, дали антибиотики и сделали прививку от столбняка. Сказали, что нужен пластический хирург, так как заноза засела глубоко и слишком близко к связкам, они не рискнут удалять. Позвонили в один госпиталь, там все переполнено, во втором записали на прием на следующий день на 2 дня. Времени уже было первый час, повезла Аню домой. По дороге, как на грех, закрыли туннель, пробка. Во втором часу вернулась домой. А тут и Оксана с детьми из аэропорта подъехала, их рейс перенесли из-за забастовки. Ну и пока они поели, пока она детей уложила, поболтали. А мне еще поработать надо было. В три легла.

В пятницу Аню из больницы отправили, сказали ждать смс, когда освободится пластический хирург. В итоге сделали операцию сегодня в 10 утра, вроде все нормально.

Филка, бедняга, страшно переживал. Он почему-то считает, что если у кого-то пошла кровь, то она не остановится, вся вытечет и человек умрет. Поэтому сразу же, как случилось, побежал Ане пластырь доставать, а потом меня все спрашивал, спасу ли я Аню.